Юридическая помощь
в Республике Беларусь и за рубежом

Республика Беларусь

г. Минск, ул. Богдановича, 70 тел:
ru en de

Ко дню юриста и 40 летию образования Минской городской коллегии адвокатов

25.11.2021

Ко дню юриста и 40 летию образования Минской городской коллегии адвокатов

Об истории Белинюрколлегии, о той огромной работе по защите интересов наших граждан за границей рассказывает адвокат Наталья Васильевна Юрченко.

История Белинюрколлегии неразрывно связана с деятельностью Инюрколлегии, находившейся в ведении Минюста СССР. В БССР по решению Совета Министров в 1981 г. было открыто Представительство Инюрколлегии. В связи с решением Верховного Совета Республики Беларусь об объявлении политической и экономической независимости  Республики Беларусь и о передаче в собственность Республики Беларусь всех предприятий и учреждений союзного подчинения, расположенных на территории Беларуси Представительство Инюрколлегии передано в собственность Республики Беларусь.

По инициативе Министерства юстиции БССР Представительство Инюрколлегии постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 12 февраля 1992 г. № 78,  преобразовано в Специализированную коллегию адвокатов Республики Беларусь – Белинюрколлегию.

В 2012 году адвокаты Специализированной Белорусской коллегии адвокатов влились в ряды адвокатов Минской городской коллегии адвокатов. Белинюрколлегия, на основании Указа Президента Республики Беларусь от 12 сентября 2012 «О специализированной юридической консультации «Белинюрколлегия», стала Специализированной юридической консультацией.

Несмотря на все организационные обстоятельства, адвокаты Белинюрколлегии выполняли и выполняют одну и ту же задачу – оказание юридической помощи.

Одним из основных направлений деятельности Белинюрколлегии является ведение наследственных дел по наследствам, открывшимся за границей, включая розыск наследников и проведение генеалогических исследований.

В очередной раз хотелось бы акцентировать внимание наших потенциальных клиентов или просто людей, которые могут столкнуться с проблемами в случае открытия наследства за границей, на которое они могут претендовать, на некоторых моментах, которые постоянно возникают в процессе деятельности Белинюрколлегии и повторяются  от дела к делу.

Когда за границей умирает человек с белорусскими корнями (или он, или его предки – выходцы из Беларуси), сведения об открытии наследства  поступают в Белинюрколлегию от иностранных партнеров. С этого момента мы начинаем розыск наследников.

Ещё одним источником возникновения в нашем производстве наследственных дел является обращение к нам наследников, проживающих в Беларуси, с просьбой о розыске наследственного имущества за границей.

По нашему опыту, в большинстве случаев разысканные нами предполагаемые наследники или не знают, что могут претендовать на наследство, или впервые слышат  о родственниках за границей.

Случай из адвокатской практики. Во время войны белорусская семья получила извещение о гибели на фронте сына и брата. На протяжении десятилетий родственникам не было известно, что на самом деле человек  остался жив. После войны мужчина поселился  в Великобритании, где у него была семья. И только после смерти уже его сына, у которого не осталось близких родственников, дело попало в Белинюрколлегию. В процессе розыска мы установили дядю и тетю наследодателя, то есть родных брата и сестру его умершего отца. Так люди через много лет узнали о судьбе своего брата и получили наследство после смерти племянника. 

Дела, по которым у умершего человека есть близкие родственники за границей,  не доходят до Белинюрколлегии. Обычно мы имеем дело с далёкой степенью родства, что связано с определёнными трудностями в процессе доказывания права на наследство. Например, с потомками двоюродных братьев и сестер.  Это могут быть внуки, правнуки, праправнуки – все зависит от того, когда человек уехал из Беларуси и в каком возрасте умер. Человек может знать, что дядя их отца уехал в Америку. Однако наследство оставляет, например, его сын или внук.

– Почему люди не связывались между собой? По разным причинам. Например, у нас были дела, когда человек во время войны сотрудничал с немецкими оккупационными властями, а потом скрывался в одной из стран и умышленно не выходил на связь с родственниками. Иногда родные знали, что он жив, но сами отказывались общаться с ним.  Кто-то по личным обстоятельствам не поддерживал связь. В случае с человеком, умершим в Великобритании – он просто женился на немке. Не исключено, что именно поэтому он не сообщил родственникам, что остался жив. 

Процесс розыска предполагаемых наследников осложняется тем, что порой  мы располагаем минимумом сведений о наследодателе. Бывает, что это только имя и фамилия (причем неточные или измененные) или название населенного пункта, где жили его родители.

Например, мы получаем сообщение, что умер человек, отца которого звали Ян и родился он в Минске. Откуда и эмигрировал.  Мы приступаем к розыску, и оказывается, что вовсе он не из Минска, а из деревни Гомельского района, и звали его Иван.  Потому что часто при переезде в другую страну называли город, который максимально был на слуху. Может поступить дело, где указано – родом из Польши. Потому что до 1939 года часть Беларуси была в ее составе. В этом случае важно установить, на территории какой страны сейчас расположен населенный пункт, в котором родился наследодатель.

Еще одна причина, по которой приходит минимум информации – желание наших зарубежных партнёров удостовериться, что мы нашли лиц, которые действительно по закону могут претендовать на наследство.

Ведь специалисты знают, что архивы на территории стран, которые подвергались оккупации во время второй мировой войны, частично не сохранились. Поэтому документы могут восстанавливаться, в том числе и в судебном порядке. Для того, чтобы убедиться в качестве нашей работы, иностранные адвокаты  оставляют у себя часть сведений, а затем сравнивают имеющуюся у них информацию с предоставленной нами. Только так можно избежать ошибок, и даже фальсификаций по сложным наследственным делам.

Бывает, что люди пытаются самостоятельно получить наследство и не обращаются к специалистам. Но в большинстве случаев попытки заканчиваются неудачей.

Недавно к нам обратились по поводу получения наследства в одной из стран СНГ. Вначале наследники действовали самостоятельно и даже получили все документы из архивов. Но по неопытности упустили один из самых важных моментов – не подали заявления о принятии наследства нотариусу в установленный законом шестимесячный срок, который к моменту обращения к нам уже истек. Поэтому сейчас неизбежен судебный процесс, и даже профессионалу сложно будет доказать, что срок пропущен по уважительным причинам.

Очень важными для клиентов являются обычно вопросы о сумме наследства, обременено ли оно долгами и каков их размер. На первоначальном этапе производства по делу чаще точные суммы неизвестны. Но мы и наши иностранные партнёры тщательно проверяем каждый случай.

Никто не заинтересован в том, чтобы вести убыточное дело. Иногда мы советуем наследникам отказаться от наследства. Был случай, когда к нам обратилась женщина, отец которой умер в Чехии. По ее словам, он оставил после себя успешный бизнес, квартиру и автомобиль. Мы начали разбираться и выяснили, что кроме имущества, о котором шла речь, наследодатель оставил огромные долги. Их сумма даже превышала стоимость наследственного имущества. А ведь в некоторых странах не существует срока для принятия наследства, как это предусмотрено белорусским законодательством, но установлен срок, в течение которого наследник может отказаться от наследства. Если же он этого не сделает, то автоматически считается принявшим наследство, а, следовательно, отвечает по долгам наследодателя. Причем иногда не только в пределах наследственного имущества. 

Порой люди не хотят верить, что их родственники за границей были бедны.

Как-то к нам пришли люди, утверждавшие, что у них умер родственник в одной из богатых стран, имел при жизни успешный бизнес, виллу, автомобили. На деле же оказалось, что никакой виллы нет и в помине – человек снимал угол у югославских эмигрантов. Жил он на социальное пособие в связи с бедностью, никакого имущества у него не было. Сообщили родственникам, а они не верят: «Он же присылал фотографии на фоне шикарного дома и автомобиля!» 

Даже если наследство существует, иногда люди не могут на него претендовать по законодательству той страны, на территории которой открылось наследство.

Человек умер в одном из штатов США, и все имущество перешло к жене. К нам обратились его родители, пытались оспорить решение суда. Но по законодательству штата, при наличии супруга родители не являются наследниками.

В некоторых штатах США  суды не принимают в качестве доказательств  восстановленные документы, подтверждающие родственные отношения. В этом случае требуется предоставление иных доказательств.  Например, это могут быть показания свидетеля, который знаком с семьей наследодателя, знает семейную родословную и может ее воспроизвести по памяти.

При этом судья смотрит в глаза свидетелю. Поверит судья или нет, во многом зависит от субъективных моментов. По одному из наших дел в наследственном суде Нью-Йорка был допрошен представленный нами свидетель.  Родословная была немаленькая, и человек, для самоуспокоения, волнуясь, что что-то упустит, пометил на руке несколько дат –  годы рождения и смерти (хотя мы и предупреждали его о том, что этого делать ни в коем случае нельзя.).  Он даже не воспользовался записями, но в последний момент судья заметил их на руке. Показания не были приняты судом в качестве доказательства. Белинюрколлегии пришлось искать другого свидетеля, снова нести расходы по его доставке в США. Это немаленькие затраты, но в итоге, к счастью, все окупилось.

Были случаи, когда люди отказывались от наследства.

– У нас была клиентка, которая не могла получить наследство, потому что  по религиозным соображениям у неё не было паспорта. А без документа, удостоверяющего личность, мы не могли выплатить деньги. Был случай, когда родственники отказались от наследства по моральным соображениям, полагая, что у наследодателя не может быть честно и законно приобретенных денег.  Судя по всему, они знали о каких-то неблаговидных поступках или даже преступлениях, которые человек совершил.

В последние годы остро стоит вопрос о мошеннических схемах с использованием сообщения потерпевшим о якобы открывшемся наследстве за границей, на которое он может претендовать. Когда к нам обращаются клиенты и называют многомиллионные суммы наследства, это сразу настораживает. Мы понимаем, что может иметь место мошенничество.

К сожалению, желающих использовать такую сферу человеческих отношений как наследование для выстраивания мошеннических схем много. Часто  пишут людям, которые ищут в соцсетях родственников, интересуются генеалогией семьи, имеющим распространенные или известные фамилии и т.д.

Иногда  схема весьма незамысловатая: вымышленное лицо знакомится с жертвой в интернете, потом неожиданно «умирает». «Адвокат» начинает с ним переписку, присылает фото с похорон. Тут же всплывает завещание – на несколько миллионов долларов. Опять же по интернету «наследнику» направляются красочно оформленные документы по наследованию, включая решение суда. Специалисту хватит несколько минут, чтобы определить фальшивку. Но человек неискушенный во все это верит. Тем более, что в начале переписки деньги не требуют. Потом письмо с просьбой об оплате небольшой суммы налога, таможенного сбора, госпошлины и т.д. Потом еще немного денег.

Есть и совсем грустные истории. Был клиент, который отдал мошенникам все сбережения и деньги за проданную машину. Когда спросила, почему он не рассказал о переписке родственникам, промолчал (ведь в этом случае  нужно наследством делиться!). Иногда людей очень сложно убедить в необходимости прекратить переписку и перестать отправлять деньги. В одном из случаев девушка заплатила мошенникам более 30 тысяч долларов. 

Иногда обманывают целые фирмы. Однако схема немного отличается. Писем от вымышленных родственников здесь нет, а  наследственное дело действительно есть.

Случай из практики Белинюрколлегии: к наследникам обратилась иностранная генеалогическая фирма с предложением о сотрудничестве: «Вы будете признаны наследниками. Если будете работать с нами, привезем наличные». Самое интересное, что деньги наследники получили – по 10 тысяч долларов. Но через некоторое время узнали, что наследники, проживающие в другой стране, при всех равных условиях получили по 100 тысяч долларов. За помощью обратились к нам. Теоретически – да, оспаривать решение суда, если оно было вынесено таким образом, можно. Можно установить и обман, если таковой имел место со стороны иностранной фирмы, проводившей генеалогические исследования. Но практически это сделать очень сложно, с учетом огромных судебных издержек и иных неизбежных  расходов. А исполнить измененное судебное решение еще сложнее, ведь наследственные активы уже распределены, и заставить наследников вернуть их для того, чтобы распределить иным образом, на практике оказывается очень сложно, а в большинстве случаев  невозможно.

Дела, связанные с наследством, длятся долго. Мы рады, если это 2-3 года. Но бывают дела и 20-летней давности. Сроки реализации дела зависят не от нас и не от законодательства Беларуси. Дело в законах той страны, где находится наследство, и международной практике работы по наследственным делам.  Это очень сложная категория дел, длительный срок нужен для того, чтобы все  наследники были найдены и имели возможность предъявить свои права на наследство.

Например, по законодательству штата Нью-Йорк дело не может рассматриваться судом до истечения трех лет с момента смерти наследодателя. Это является одной из гарантий того, что наследники будут установлены правильно. 

Все новости